Кутх и лиса

Кутх жил дома. Он все время шил.

Однажды Кутх у окошечка шил себе штаны. Что-то ему стало заслонять свет. Кутх думает:

— Что же мне заслоняет свет? Наверное, мой нос.

Так подумал Кутх и сразу отрезал свой нос. Отрезал нос и снова стал шить. Опять что-то заслоняет ему свет.

— Ах, наверное, мои щеки заслоняют мне свет, — подумал Кутх. — Дай-ка — отрежу щеки.

Отрезал щеки. Опять что-то затемняет свет. Так Кутх все лицо изрезал. Кутх подумал: Наверное, на улице уже темнеет. У Кутха израненное лицо разболелось до того, что он начал охать.

Посмотрел Кутх в окно и увидел катающихся мышей.

— Ах, вот кто мне свет заслоняет! — воскликнул Кутх, взял свои штаны и вышел на улицу.

Подошел близко к мышам и сказал:

— Это вы здесь катаетесь? Ну-ка, я вас покатаю, внучата. Скатитесь вот сюда, в мои штаны.

И приготовил свои штаны. Мышата сказали:

— Нет, мы не покатимся в твои штаны, ты нас поймаешь.

— Не надо зря бояться, я ничего с вами не сделаю, — говорит Кутх, — я хочу вас покатать.

Мыши согласились и скатились в штаны. Кутх быстро завязал штаны и понес мышей в лес. В лесу он стал искать хорошее дерево. Нашел он дерево и сказал:

— Дерево, дерево, дерево, согнись.

Дерево согнулось. Кутх повесил штаны на самую верхнюю ветку. И опять сказал дереву:

— Дерево, дерево, дерево, распрямись.

Дерево распрямилось. Кутх пошел домой. Мыши же, сильно испуганные, стали громко кричать. Вдруг откуда ни возьмись — лисица. Услышала кричащих мышей, остановилась и стала их спрашивать:

— Что вы кричите?

Мыши рассказали, как они катались, как Кутх заставил их скатиться в штаны, быстро зашил штаны и повесил их на дереве. Лисица спросила мышей:

— А что Кутх говорил, когда вас вешал?

— Он говорил, — отвечали мыши, — так: «Дерево, дерево, дерево, согнись!» Так три раза сказал.

Лисица так же три раза сказала. Дерево сразу согнулось, лисица распорола штаны, вытащила мышей. Один мышонок, который находился в самом низу, задохнулся, а остальные все были живы.

Лисица заставила мышей быстро собирать гнилушки. Собрали мыши гнилушки, положили в штаны, а сверху положили дохлого мышонка. Лисица спросила мышей:

— А как Кутх говорил, когда вас повесил?

— Он сказал: «Дерево, дерево, дерево, распрямись.» Так он сказал три раза.

Тоже самое проделала лиса, и дерево поднялось. А потом заставила мышей идти за ней. Подойдя к своему дому, лисица велела мышам надрать ольхи, положить в корыто и залить водой. Мышам же велела спрятаться на чердак.

На третий день Кутх встал очень рано и отправился в лес. Идет Кутх и радуется, что он сегодня поест кислого. Пришел к дереву и сразу заставил дерево согнуться. Дерево нагнулось. Кутх засунул руку в дырочку и как раз угодил в того мышонка, который действительно скис. Ну и вкусно будет, — подумал Кутх. — Дома с Митэ вместе поедим кислого.

Идет Кутх и думает: Ну и тяжелые же кислые мыши. Живые легче были.

Пришел домой и сразу заставил Митэ постель постелить и сказал ей: Подожди, ляжем, отдохнем, а потом поужинаем кислым.

Так и сделали. Легли. А лисица все это видит, так как она сзади Кутха все время шла. Когда Кутх и Митэ начали храпеть, она быстро собрала шипы боярышника и разбросала по полу. Сама же убежала к себе домой, измазала себя ольховой краской и стала ждать Кутха. Кутх отдохнул, разбудил Митэ:

— Пора, вставай, пора, начнем есть кислое, пойди достань!

Встала Митэ и как только наступила на пол, сразу начала охать:

— Ой-ой-ой!

— Что с тобой, дурочка?

Митэ ничего не может сказать, только охает. Кое-как дошла Митэ до штанов, распорола их и сразу вскрикнула:

— Кутх, тебя кто-то обманул! Здесь нет мышей, одни гнилушки.

— Что с тобой, Митэ? Ты зря охаешь, наверное, плохо видишь. Я же недавно пробовал одного мышонка — очень вкусный.

Тогда Кутх сам встал, но как только наступил на пол, сразу стал охать:

— Ой-ой-ой!

Кое-как дошел он до штанов и увидел сам, что там лежат гнилушки. Рассердился Кутх и сразу догадался, что это работа лисицы. Кутх сказал:

— Митэ, дай кочергу да палку, пойду убью лисицу.

Митэ дала ему кочергу и палку, и Кутх отправился в лисий домик. Начал Кутх подходить к дому лисицы и услышал громкие стоны.

— Что с тобой лисичка?— стал он спрашивать лису.— Ты, наверное, знаешь, кто моих мышей с дерева снял?

— Что ты, сосед, я бы видела. Сама же я целый месяц не вставала, все время кровью харкаю.

Посмотри, вот корыто кровью наполнила. Да еще никак не могу вылить его. Надо вылить вон к тому хребту, чтоб никто больше не харкал кровью.

Кутху стало жаль лисицу и он сказал:

— Дай, я вылью корыто.

— Ой, сосед, никогда не забуду тебя. Поправлюсь, тебе помогу. Только когда ты понесешь корыто, не оглядывайся назад, а не то заболеешь тоже. Если ты заболеешь, некому за мной будет поухаживать. На тебя у меня теперь вся надежда.

Кутх взял корыто и пошел прямо к хребту. Лисица же сзади него шла. Пришли к хребту. Кутх стал выливать из корыта, а лисица сзади сильно его толкнула. Кутх вместе с корытом полетел вниз.

Лисица же пришла домой и сразу отпустила мышей. Мыши стали опять очень хорошо жить.