Покатигорошек

Жил да был один человек. Было у него шестеро сыновей и одна дочка. Пошли сыновья в поле пахать и наказали, чтоб сестра принесла им обед. Она спрашивает:

— Где ж вы будете пахать? Я не знаю.

Они говорят:

— Мы протянем борозду от хаты до той полосы, где будем пахать,— ты по этой борозде и иди.

Поехали.

А около этого поля, в лесу, жил змей. Он взял, эту борозду засыпал, а свою протянул до самых своих палат. Вот девушка понесла братьям обед да пошла по этой борозде — и до тех пор шла, пока не зашла к змею во двор. Там ее змей и схватил.

Пришли сыновья вечером домой и говорят матери:

— Весь день пахали, а ты нам поесть не прислала!

— Как не прислала? Ведь Аленка понесла! Я думала, она с вами вернется. Уж не заблудилась ли?

Братья и говорят:

— Надо идти ее искать.

Да и пошли все шестеро по той борозде и пришли к тому змеиному двору, где их сестра была.

Приходят туда, глядят: она там.

— Братики мои милые, куда я вас дену, когда змей прилетит? Он ведь вас съест.

А змей-то уж и летит.

— Ф-ф-ф,— шипит,— человечьим духом пахнет! А ну, хлопцы, биться или мириться?

— Нет,— кричат,— биться!

— Пойдем на железный ток!

Пошли на железный ток биться. Недолго бились: как ударил их змей, так и загнал в этот железный ток. Поднял их чуть живыми, да и бросил в глубокую темницу.

А мать с отцом ждут-пождут — нету сыновей.

Вот один раз пошла мать на речку белье полоскать, глядит — катится горошинка по дороге. Она взяла горошинку да и съела.

И вот родился у нее сын. Большой вырос, хотя лет ему мало.

Один раз отец с сыном копали колодец — докопались до огромного камня. Отец побежал людей звать, чтоб помогли этот камень выкинуть. Покамест он ходил, а Покатигорошек сам взял да и выкинул. Приходят люди, как глянули — оторопели. Испугались они, что в нем такая сила, и порешили его убить. А он швырнул этот камень кверху и поймал. Ну, люди видят такое дело, разбежались.

Вот копают отец с сыном дальше — и докопались до огромного куска железа. Вытащил его Покатигорошек и спрятал.

Раз как-то спрашивает Покатигорошек у отца, у матери:

— А у меня будто бы братья и сестры были?

— Э-э,— говорят,— сыночек! Была у тебя и сестра и шестеро братьев, да так, мол, и так.

Все и рассказали.

— Ну,— говорит он,— я пойду их искать.

Отец и мать уговаривают:

— Не ходи, сыночек: шестеро пошло — пропало, а ты-то один уж, наверно, пропадешь!

— Нет, пойду! Как же так — свою кровь не вызволить!

Взял он железо, что выкопал, и понес кузнецу.

— Скуй,— говорит,— мне меч, да побольше!

Сковал кузнец такой меч, что насилу его из кузницы вынесли. Взял Покатигорошек этот меч, размахнулся — как кинет кверху! И говорит отцу:

— Лягу я спать, а ты меня разбуди, как прилетит меч, через двенадцать дней.

Ну, и лег. На тринадцатый день летит-гудит этот меч. Разбудил сына отец. Сын подскочил, подставил кулак,— меч как ударился об кулак, так и развалился надвое. Сын и говорит:

— Нет, с этим мечом нельзя идти искать братьев с сестрой — надо сковать другой.

Опять понес он меч кузнецу.

— На,— говорит,— перекуй, чтобы был по мне!

Сковал кузнец меч еще больше прежнего. Швырнул Покатигорошек и этот меч кверху, а сам опять лег спать на двенадцать дней. На тринадцатый день летит этот меч назад, гудит, аж земля трясется. Разбудили Покатигорошка, он вскочил, подставил кулак — как ударился об него меч, только малость погнулся,

— Ну, с этим мечом можно сыскать и сестру и братьев. Пеки, матушка, хлеба, суши сухари,— пойду.

Взял тот меч, в торбу сухарей наложил, попрощался, пошел.

Пошел по той борозде, по той давней — ее едва видно было,— да и зашел в лес. Идет он лесом, идет да идет — и приходит к большому подворью. Входит во двор, потом в палаты, а змея нет — одна сестра Аленка дома.

— Здравствуй, красная девица! — говорит Покатигорошек.

— Здравствуй, добрый молодец! Ты зачем сюда пришел? Прилетит змей — тебя съест.

— Может, и не съест! А ты кто такая?

— Была я одна дочка у отца, у матушки, да украл меня змей. Шестеро братьев меня вызволяли, да не вызволили,

— Где ж они?

— Бросил их змей в темницу, и не знаю я, живы ли они, нет ли.

— Может быть, я тебя вызволю,— говорит Покатигорошек.

— Где тебе! Шестеро не вызволили, а ты один!

— Ничего! — отвечает Покатигорошек. Да сел у окошка, дожидается.

На ту пору прилетел змей. Влетел он в хату, носом вертит:

— Хм-хм-хм, человечьим духом пахнет!

— Как же не пахнуть,— отвечает Покатигорошек,— коли я тут.

— Ага, хлопец! Чего тебе надобно: биться или мириться?

— Где там мириться,— биться! — говорит Покатигорошек.

— Так идем на железный ток,

— Идем.

Пришли. Змей и говорит;

— Бей ты!

— Нет,— говорит Покатигорошек,— бей ты сначала.

Вот змей как хватил его, так по щиколотки и вогнал в железный ток. Выдернул ноги Покатигорошек, как замахнулся мечом, как ударил змея — загнал его в железный ток по колена. Вырвался змей, ударил Покатигорошка — и того по колена вогнал. Ударил Покатигорошек в другой раз — по пояс змея загнал в ток, ударил в третий — насмерть убил.

Пошел тогда в погреб-темницу глубокую, отомкнул своих братьев, а они едва-едва только дышат. Забрал их, забрал сестру Аленку, все золото и серебро, забрал, что было у змея, и пошел домой.

Вот идут, а Покатигорошек им и не признается, что он их брат. Долго ли, коротко ли шли, сели под дубком отдохнуть. Покатигорошек притомился после боя, да и заснул крепко. А те шестеро братьев совет держат:

— Будут над нами люди смеяться, что мы шестеро змея не одолели, а он один убил. Да и добро змеево все себе заберет.

Посоветовались и порешили: теперь он спит, ничего не чует; привязать его покрепче лыками к дубу, чтоб не вырвался,— зверь его и растерзает. Сказано — сделано: привязали и ушли.

А Покатигорошек спит — ничего не чует. Спал день, спал ночь. Просыпается — привязанный. Он как рванулся, так дубок и выдернул с корнями. Вот взял он этот дубок на плечо да и пошел домой. Подходит он к отцовой хате и слышит — братья у матери спрашивают:

— А что, матушка, у вас были еще дети?

— А как же! Сын Покатигорошек был — да вас пошел вызволять.

Они тогда:

— Так это ж мы его привязали! Надо бы отвязать.

А Покатигорошек как хватил тем дубком по крыше — чуть хату не развалил.

— Оставайтесь же, коли вы такие! — говорит. — Пойду я по белу свету.

Да и пошел, вскинувши меч на плечо.

Идет себе да идет, смотрит — там гора и там гора, а меж ними человек: руками и ногами в те горы уперся, да и раздвигает их. Говорит Покатигорошек:

— Здорово!

— Здорово!

— Что ты, добрый человек, делаешь?

— Горы раздвигаю, чтоб дорога была.

— А куда идешь?

— Счастья искать.

— Ну, и я туда же. А как тебя зовут?

— Свернигора. А тебя?

— Покатигорошек. Пойдем вместе!

— Пойдем.

Пошли они. Идут, идут… Смотрят, человек среди леса: как махнет рукой — так дубы с корнями выворачивает.

— Здорово!

— Здорово!

— Что ты делаешь, добрый человек?

— Деревья выворачиваю, чтоб ходить было просторно.

— А куда идешь?

— Счастья искать.

— Ну, и мы туда же. А как тебя зовут?

— Вертидубом. А вас?

— Покатигорошек да Свернигора. Пойдем вместе!

— Пойдем.

Пошли втроем. Идут, идут… Смотрят, человек с большущими усами над речкой стоит: как крутанет усом, так вода и расступится — по дну пройти можно.

Они к нему:

— Здорово!

— Здорово!

— Что ты, добрый человек, делаешь?

— Да воду останавливаю, чтобы речку перейти.

— А куда идешь?

— Счастья искать.

— Ну, и мы туда же. А как тебя зовут?

— Крутиус. А вас?

— Покатигорошек, Свернигора и Вертидуб. Пойдем вместе!

— Пойдем.

Пошли. И так им хорошо идти: где гора на дороге — Свернигора перекинет; где лес — Вертидуб вывернет; где речка — Крутиус двинет усом, вода и расступится.

Вот пришли они в большой лес. Смотрят, а в лесу избушка. Вошли в избушку — никого нету.

Покатигорошек и говорит:

— Тут мы и заночуем.

Переночевали. А на другой день Покатигорошек и говорит:

— Ты, Свернигора, оставайся дома да вари обед, а мы втроем пойдем на охоту.

Пошли они. А Свернигора наварил, нажарил да и лег отдыхать. Вдруг кто-то стучится в дверь:

— Отвори!

— Не велик пан, отворишь и сам! — говорит Свернигора.

Дверь отворилась, и опять кто-то кричит:

— Пересади через порог!

— Не велик пан, перелезешь и сам!

И вот влезает махонький дедок, а борода на сажень волочится. Схватил дед Свернигору за чуб, да и повесил его на гвоздик на стенку. А сам все, что было наварено- нажарено, съел и выпил, у Свернигоры из спины ремень кожи выдрал да и был таков. Свернигора крутился-крутился, кое-как выдрал из чуба клок волос, бросился опять обед варить. Товарищи приходят, он доваривает.

— Что это ты с обедом запоздал?

— Да задремал маленько.

Поели и улеглись спать. На другой день встают, Покатигорошек и говорит:

— Ну, теперь ты, Вертидуб, оставайся, а мы пойдем на охоту.

Пошли они. А Вертидуб наварил, нажарил да и лег отдыхать. Слышит, кто-то стучится в дверь:

— Отвори!

— Не велик пан, отворишь и сам!

— Пересади через порог!

— Не велик пан, перелезешь и сам!

И вот влезает маленький дедок, а борода на сажень волочится. Как ухватит он Вертидуба за чуб, да и повесил на гвоздок. А сам все, что было наварено, поел, выпил, у Вертидуба из спины ремень кожи выдрал да и был таков.

Вертидуб барахтался-барахтался, кое-как с гвоздя сорвался и давай скорей обед варить.

Вот приходят товарищи.

— Что это ты с обедом запоздал?

— Да задремал,— говорит,— маленько.

А Свернигора уж молчит: догадался, что тут было.

На третий день остался Крутиус — и с ним то же самое.

А Покатигорошек и говорит:

— Ну и ленивы ж вы обед стряпать! Ладно, завтра вы идите на охоту, а я останусь дома.

На другой день так и было: те трое ушли на охоту, а Покатигорошек остался дома.

Вот наварил он, нажарил и лег отдыхать. Слышит, стучится кто-то в дверь:

— Отвори!

— Погоди, отворю,— говорит Покатигорошек.

Отворил дверь, глядит — там маленький дедок, а борода на сажень волочится.

— Пересади через порог!

Взял Покатигорошек, пересадил. А тот все на него наскакивает.

— Чего тебе? — спрашивает Покатигорошек.

— А вот увидишь чего,— говорит дедок, дотянулся до чуба, да только хотел ухватить, а Покатигорошек:

— Кто ты такой? — да хап его за бороду!

Взял топор, притащил деда к дубу, расщепил дуб, заправил в расщелину дедову бороду и защемил ее там.

— Коли ты,— говорит,— такой, что даже до моего чуба добираешься, то посиди тут, пока я опять сюда не приду,

Возвращается он в хату — уже товарищи пришли.

— А что обед?

— Давно упрел!

Пообедали. Вот Покатигорошек и говорит:

— Пойдемте-ка со мной, я вам диво покажу.

Приходят к дубу, а там ни деда, ни дуба: вывернул дед дуб с корнем, да и утянул за собой. Тогда Покатигорошек рассказал товарищам, что с ним было, а те и про свое признались — как их дед за чубы вешал да ремни из спины выдирал.

— Э-э,— говорит Покатигорошек,— ежели он такой, то пойдем его искать.

А где старик дуб тянул, там след остался — они по тому следу и идут.

И так дошли до глубокой ямы, такой глубокой, что и дна не видать. Покатигорошек говорит:

— Лезь туда, Свернигора!

— А ну его!

— Ну ты, Вертидуб!

Но не захотели лезть ни Вертидуб, ни Крутиус.

— Ежели так,— говорит Покатигорошек,— полезу я сам. Давайте плести веревки!

Наплели они веревок. Намотал Покатигорошек конец на руку и говорит:

— Спускайте!

Начали они спускать. Долго спускали и достали-таки до дна — аж до того света. Стал там Покатигорошек ходить, смотрит — стоит большой дворец. Вошел он в этот дворец, а там все так и сияет золотом да драгоценными камнями. Идет он покоями, смотрит: выбегает ему навстречу королевна — такая красавица, такая красавица, что ни в сказке сказать, ни пером описать.

— Ой,— говорит,— добрый человек, зачем ты сюда пришел?

— Да я,— говорит Покатигорошек,— ищу деда маленького с большой бородой.

— Э,— говорит она,— старичок бороду из дубка вызволяет. Не ходи к нему, он тебя убьет! Он уже много людей убил.

— Не убьет,— говорит Покатигорошек,— это я ему бороду защемил. А ты чего тут живешь?

— А я королевна, да меня этот старик украл и в неволе держит.

— Ну, я тебя вызволю. Веди меня к нему!

Она и повела. Смотрит, и вправду: сидит старик, а бороду из дубка уже выпростал. Как увидел Покатигорошка — раскричался:

— Ты зачем пришел? Биться или мириться?

— Не хочу мириться,— говорит Покатигорошек,— хочу биться!

Вот и начали они биться. Бились, бились, и убил-таки деда Покатигорошек своим мечом. Тогда собрали они с королевной все золото и камни дорогие в три мешка и пошли к той яме, куда он спустился. Пришли. Он и кричит.:

— Эгей, братцы, там ли вы?

— Тут.

Он привязал к веревке один мешок и велел тянуть:.

— Это ваше!

Вытянули, опустили опять веревку. Он привязал другой мешок:

— И это ваше!

И третий им отдал — все отдал, что добыл. Потом привязал к веревке королевну:

— А это мое! — кричит.

Вытянули те трое королевну, теперь Покатигорошка нужно тащить. Они и раздумались:

— На что будем его тащить. Пускай лучше и королевна нам достанется. Подтянем его кверху и выпустим—он упадет да и убьется.

А Покатигорошек догадался, что они задумали,— он взял, привязал к веревке большой камень и кричит:

— Тащите меня!

Они подтянули высоко, взяли и отпустили веревку, камень — бах!

— Ну,— говорит Покатигорошек,— ладно же!

Пошел он по тому свету. Идет да идет, а тут нашли тучи, ударил дождь да град. Он и спрятался под дубом. Вдруг слышит — на дубу пищат орлята в гнезде. Он влез на дуб и прикрыл их свиткой. Прошел дождь, прилетает большая птица — орел, тех орлят отец. Увидал, что дети укрыты, и спрашивает:

— Кто это вас укрыл?

А дети отвечают:

— Если не съешь, тогда скажем.

— Нет, не съем.

— Вон там человек сидит под деревом, это он укрыл.

Орел прилетел к Покатигорошку и говорит:

— Скажи, что тебе надобно,— я все тебе дам. В первый раз у меня дети осталися живы, а то, как я улечу, дождь хлынет, они в гнезде и зальются.

— Вынеси меня,— говорит Покатигорошек,— на тот свет.

— Ну, хитрую ты мне загадку загадал! Да ничего не поделаешь, надо лететь. Возьмем с собою шесть бочек мяса да шесть бочек воды. Как будем лететь, я поверну голову направо — ты мне кинешь в рот кусок мяса, а поверну налево— дашь немножко воды, а то не долечу — упаду.

Взяли они шесть бочек мяса да шесть бочек воды. Сел Покатигорошек на орла, полетели. Летят да летят. Орел повернет голову направо — Покатигорошек кинет ему в рот мяса, а налево — даст немножко воды. Долго так летели — вот-вот уж долетят до того свету. Орел повернул голову направо, а в бочках ни куска мяса. Тогда Покатигорошек вырезал кусок мяса из ноги и кинул орлу в пасть. Вылетели кверху, орел и спрашивает:

— Чего ты мне такое вкусное дал напоследок?

Покатигорошек показал на свою ногу:

— Вот чего,— говорит.

Тогда орел выплюнул этот кусок мяса, полетел и принес целебной воды: приставили тот кусок к ноге Покатигорош- ка да покропили этой водой, и заросло все.

Орел вернулся домой, а Покатигорошек пошел искать своих товарищей. А они уже до отца той королевны добрались, живут у него — и все между собой ссорятся: каждый хочет на королевне жениться.

И приходит вдруг Покатигорошек. Испугалися они, что он их поубивает. А он и говорит:

— Родные братья мне изменили, а с вас и спросу нет, должен вас простить.

И простил.

А сам женился на той королевне, и зажил припеваючи.