Чибчин-Хуурчи

В стародавние времена в кочевьях одного хана жил знаменитый богач. Слава его давно перешагнула границы его кочевий. Но не было у богача сына. Никакие молитвы не помогали. И он рассердился на распорядителя своей судьбы и решил его убить. Выехал он рано утром на большую дорогу, которая вела на восток, и едет по ней. Попался ему навстречу всадник на тощей рыжей кобыле и в рыжей драной овчине. Богач схватил его и спрашивает:

— Не ты ли распорядитель моей судьбы?

— Нет, не я,— ответил тот. — Распорядитель твоей судьбы едет сзади.

— А каков он?

— Он такой же, как и ты, едет на сытой лошади, а сам в такой же, как у тебя, лисьей шубе и в собольей шапке.

Отпустил его богач и поехал дальше. И вот видит: едет навстречу всадник, такой же, как и он сам.

— Не ты ли распорядитель моей судьбы? — спрашивает богач.

— Я,— отвечает всадник,— а что тебе надо?

— Если ты, то я тебя убью!

— Помилуй, за что?

— За то, что ты не посылаешь мне сына! Ответь, почему не посылаешь?

— Потому что в этом нет пользы,— ответил всадник.— Твои сыновья все равно умрут. Так предначертано свыше. Я могу послать тебе трех сыновей. Но первый сын попадет в огонь, когда ему не будет и года, второй сын попадет под лошадь, когда ему не будет и двух. Третий доживет до семнадцати. А потом появится враг и его убьет. Так зачем тебе сыновей посылать? Живи лучше так. Всем будет спокойней.

— Нет,— говорит богач,— все равно пошли мне детей. Умрут, так умрут. Но мне надо, чтобы слава пошла, что дети у меня есть!

— Ну, если так, иди домой. Будут у тебя сыновья.

Воротился богач домой, и скоро его жена родила сына. Мальчика воспитывали в особой кибитке, где никогда не зажигали огня. Для присмотра за ним был приставлен осторожный внимательный слуга. Но однажды ночью ему захотелось закурить. Когда он высекал огонь, искры попали на лицо мальчику. После этого по лицу его пошли волдыри. Вскоре мальчик умер.

Родился второй сын. Его берегли еще пуще, чем первого. Из кибитки не выпускали совсем. Однажды положили мальчика спать, а войлок в низу кибитки приподняли, чтобы проходил свежий ветерок. К кибитке прибежали две лошади и начали около нее бегать, играть. Нога одной лошади случайно попала в решетчатую стену кибитки. Лошадь стала дергаться и задела мальчика копытом по голове. Он умер.

За третьим сыном ухаживали еще внимательней. Вырос он умным, сильным, красивым парнем. Но его никуда не выпускали, все боялись: вдруг придет враг и убьет его.

И однажды ночью, когда оставался один месяц до его семнадцатилетия, парень взял тайком лошадь, стоявшую на привязи у кибитки, и поскакал к табунам. Когда подъехал, забелел рассвет. Взял он из табуна двух добрых коней, а свою лошадь пустил в табун. Вдруг подъехал к нему какой-то человек и говорит:

— Там два хана воюют, а ты, такой молодой да сильный, здесь прохлаждаешься!

— Где воюют? — спросил парень.

— Вон там, на западе,—сказал незнакомец и ускакал.

Парень устремился на запад. Не считал ни дней ни ночей.

Вдруг видит: сидит голый человек и от холода стучит зубами:

— Добрый батыр, дай мне шубу погреться! — закричал человек.

Парень отдал ему свою шубу. Тот её быстро надел и снова просит:

— Добрый батыр, у тебя два коня, а у меня — ни одного. Дай коня!

Парень отдал ему второго коня. И поскакал на запад. Тогда человек в шубе догнал его и спрашивает:

— Не тот ли ты, кому вот-вот исполнится семнадцать лет?

— Я.

— Так знай, что Эрлик-хан вот-вот вышлет за тобой гонца. Ты куда спешишь?

— Наш хан воюет с каким-то ханом, и я еду воевать, спешу на запад.

— Поедем вместе. Ты отдал мне шубу и коня. Я помогу тебе. Я — Чибчин-хуурчи. Я играю на хууре в нижнем мире.

Он превратил парня в козий позвонок, положил его в карман и отправился в нижний мир, к Эрлик-хану.

Там он стал играть на хууре для эрликов. А Эрлик-хан собрал эрликов вокруг себя и говорит:

— Парня, сына богача, надо привести сюда в этом месяце. Он не должен прожить ни одного дня сверх семнадцати лет. Мне нужны проворные, хитрые эрлики, которые быстро приведут его душу.

Выскочили два эрлика и говорят:

— Мы пойдем!

— Как вы его возьмете?

— Очень просто: один из нас превратится в лук, а другой — в стрелу. Мы ляжем у него на пути. Парень любит луки и стрелы и поднимет нас. Тогда мы войдем в него и возьмем его душу.

— Ну, давайте. Без души не возвращайтесь!

Чибчин-хуурчи пришел в лес, вынул из кармана козий позвонок, вернул парню человеческий вид и говорит:

— Ну, слышал, что говорили Эрлик-хан и его эрлики?

— Да, слышал.

— Теперь слушай меня: когда увидишь на дороге лук и стрелу, ты сделай вид, что обрадовался, подними их. Рядом будет каменная скала. Сразу начинай стрелять в скалу, пока острие стрелы не расплющится, а сама она не сломается. Потом перережь тетиву, а лук сломай. А потом садись на коня и лети ко мне во весь опор.

Парень поехал к дому. На дороге увидел лук и стрелу.

— Какое прекрасное оружие! — радостно закричал он. — Надо его взять!

Он соскочил с коня, схватил лук, вложил стрелу и начал изо всей силы в упор бить в каменную скалу. Стрелял, стрелял, пока стрела не расплющилась. Тогда он её сломал, перерезал тетиву и об колено сломал лук. А потом вскочил на коня и полетел к Чибчину. Тот превратил его в козий позвонок, положил в карман и пошел в нижний мир играть, на хууре для эрликов. Играет он, играет, и возвращаются те два эрлика. Руки-ноги у них переломаны, головы разбиты, носы в крови.

— Что с вами стряслось? Где душа этого парня? — кричит Эрлик-хан.

— У нас ничего не вышло. Сами чуть живы, еле-еле до дому добрели. Парень этот очень хитер…

И они рассказали все, что с ними случилось.

— Кого же теперь послать? Пора его сюда привести!

— Мы приведем,— сказали два новых эрлика.

— Как вы его возьмете?

— Очень просто. Мать и отец сшили для него новый бешмет и шаровары да сварили ему вкусное мясо. Один из нас войдет в его одежду, другой — в его еду. Когда он оденется и начнет есть, мы проникнем к нему в живот, схватим его душу и приведем сюда.

— Хорошо придумано, идите. Когда приведете,— просите у меня все, что вам угодно! — сказал Эрлик-хан.

В лесу Чибчин вернул парню его прежний вид н спрашивает:

— Все слышал?

— Все.

— Теперь слушай меня: когда придешь домой, отец и мать дадут тебе новые шаровары и бешмет. Ты их не надевай, ты скажи: «Я сначала погреюсь». Разведи огонь, а когда он разгорится, подхвати мечом новую одежду и брось в огонь. Мясо, которое тебе дадут, отдай собакам. И в тот же миг садись на коня и лети ко мне во весь опор.

Парень, все сделал, как сказал Чибчин. Одежду сжег, а мясо бросил собакам.

И вот они с Чибчином снова у Эрлик-хана.

Приходят те эрлики и не могут сказать ни слова. Один весь обожжен — места живого нет, другой весь искусан собаками.

— Что с вами случилось? Где душа этого парня? — кричит Эрлик-хан.

— У нас ничего не вышло. Сами еле-еле назад пришли. С ним справиться нелегко. Он хитрее нас.

И они рассказали все, что с ними случилось.

— Что же делать? — закричал Эрлик-хан. — Мои эрлики не могут его привести! Придется просить хана драконов!

Прилетел хан драконов и говорит:

— Я соберу над ним черные тучи, я свалю его сильным ветром, я прибью его к земле крупным градом, я убью его острой молнией!

В лесу Чибчин спросил:

— Все слышал, что сказал хан драконов?

— Все,— ответил парень.

— Тогда поспеши туда, где сходится небо с землей. А я подумаю, как тебя спасти. Запомни одно: хан драконов будет трижды кидать в тебя молнию. Если он не попадет, то упадет с неба и превратится в белого верблюжонка. Как увидишь позади себя верблюжонка, хватай его и бей плетью. Когда он попросит пощады, то потребуй, чтобы он выпросил твою жизнь у Эрлик-хана.

Парень поехал туда, где сходится небо с землей. Вдруг над ним собрались тучи, поднялся ветер, пошел дождь с градом. Три молнии одна за другой сверкнули в небе и вонзились в землю, но ни одна не попала в парня, он оглянулся и увидел белого верблюжонка. Схватил его и начал хлестать плетью. Верблюжонок закричал:

— Пощади, не убивай, я выпрошу у Эрлик-хана твою жизнь!

— Если так,— то пощажу,— сказал парень.

Верблюжонок поклонился и убежал. А парень поскакал к Чибчину в лес.

И вот снова сидят они у Эрлик-хана и ждут хана драконов.

Прилетел хан драконов и говорит:

— И я с ним не справился. Он, видно, сильнее. Он заставил меня испытать адские муки. Я не только не взял его душу, но свою еле спас. Пожалуйте, великий Эрлик-хан, мне его жизнь. Я ему пообещал, что спасу его.

Эрлик-хан отвечает:

— Отказать тебе не могу. Пусть этот парень живет. Пусть он живет девяносто лет.

В лесу Чибчин спросил парня:

— Все слышал?

— Все,— ответил парень. —Вы спасли мне жизнь, добрый Чибчин-хуурчи. Могу ли я что-нибудь сделать для вас?

— Разыщи мой дом,— сказал Чибчин. — У меня есть дочь, ей скоро будет шестнадцать лет. Женись на ней, и моя душа будет спокойна.

Парень разыскал дом Чибчина и женился на его дочери. Они жили долго и спокойно и часто вспоминали Чибчина-хуурчи.